Дом, который построил Ларс

Категория: 
Скрин фильма «Дом, который построил Джек»

Очередной скандальный фильм Ларса фон Триера «Дом, который построил Джек» наконец вышел на широкий экран в России. Российские кинокритики в отличии от своих европейских коллег отреагировали сдержано, но в целом позитивно. Например, главный российский «триеровед» А. Долин отметил: «Ларс фон Триер снял достаточно хороших, теперь его задача — снимать ужасающие, но от этого не перестающие быть гениальными».

Сюжет фильма разбит на пять глав и эпилог. Каждая глава, или инцидент, рассказывает об одном из убийств, которые главный герой, Джек, совершил за свою «карьеру». Но убивает Джек не просто так, каждое убийство это своего рода произведение искусства. Жертвы представляют собой материал, над которым работает художник, они — своего рода глина, в которой должен воплотиться замысел. Хотя Джек убивает и мужчин, но основная его добыча это женщины. Они, кажется, хотя и предчувствуют, что их ждёт, но сдаются почти без сопротивления.

Эпилог подводит итог показанному ранее и поднимает судьбу главного героя до метафизического уровня. Жизнь Джека показана как перманентное погружение в бездны ада. Ведь, как отмечает он в одном месте, рай и ад существуют одновременно, и тело всегда в аду, в то время как душа принадлежит раю. Спутником Джека на протяжении всего путешествия является Вёрдж. Как Вергилий для Данте в его «Божественной комедии», Вёрдж символизирует разум, который является проводником до известных границ.

На самом дне ада Джек и Вёрдж упирается в разрушенный мост. В «Божественной комедии» тоже есть такой эпизод: в пятом рву восьмого круга ада Данте и Вергилий встречают группу демонов, один из которых говорит путникам, что дальше не пройти, т. к. мост разрушен. И дальше этот демон точно указывает, когда произошло обрушение моста:

«Двенадцать сот и шестьдесят шесть лет
Вчера, на пять часов поздней, успело
Протечь с тех пор, как здесь дороги нет…»

Соотнеся указанную выше подсказку с примерным временем написания «Божественной комедии», а именно с 1300 годом, культурологами установлено, что обрушение описанного в поэме Данте моста произошло после распятия Иисуса Христа: согласно Евангелию в момент смерти Иисуса произошло сильнейшее землетрясение, видимо оно и обрушило мост.

В фильме этот мост находится на самом дне ада, и Вёрдж говорит, что на другой стороне находится лестница, по которой можно ад покинуть. Но Джека отсутствие моста не останавливает, он сам хочет стать этим мостом как сверхчеловек Ницше. Он пытается перебраться на другую сторону, но срывается в абсолютно неизвестное.

Т.ё. с появлением христианства, с его неизбывным чувством вины, ад был запечатан. И выбраться можно только парадоксальным образом преодолев последний предел. Вёрдж (Verge — англ. «край», «граница») сопровождал Джека только до обрушившегося моста, последний шаг Джек должен был сделать самостоятельно.

Интересно отметить, что Джек не отрицает Бога, но отрицает религию, которая выполняет функции сугубо социоорганизующие. Религия подвергается критике с ницшеанских позиций: она идёт против природы, не дает людям раскрыть свой потенциал и превращает их в бессловесных скотов, отравляет естественные источники радости. Причём особо пагубно её влияние сказывается на мужчинах: она убивает в них тигров и делает послушными ягнятами. Бог же связан с судьбой, с предназначением и смыслом. Джек понимает, что он избран, что он имеет миссию, и проведение его для этой миссии бережёт.

Вёрдж, как разум, с одной стороны является сдерживающим началом, но будучи найденным в секретной комнате, той самой закрытой комнате Мейстера Экхарта, где горит жертвенник неведомому богу, он показывает свою божественную сущность и открывает Джеку тайну Великого Архитектора: идеальный дом может быть построен только с помощью такого материала, для которого будет высшей целью и смыслом стать этим материалом.

К смыслу, но с помощью символа отсылает нас и искусство. При этом искусство всегда подразумевает автора, материю, в которой будет запечатлён замысел и, собственно, сам замысел, который является преломлением индивидуальности автора. Замысел может быть отражен лишь в той мере, в какой материал может его воспринять. Режиссёр устами главного героя нас предупреждает, что всё, что он делает, есть символ, и это всегда надо иметь ввиду. Ларс фон Триер как художник выбрал свой материал — самобытное кино. А его герой Джек достиг успеха, когда выбрал человеческий материал и воплотил свой замысел в нём.

В фильме Джек сожалеет, что он не архитектор, а только инженер. Различие между этими двумя ролями может быть показано через противопоставление композитора и музыканта. Всю свою жизнь Джек пытается взять эту планку: стать архитектором и построить себе дом. Но он разделял занятия для ума, т. е. проектирование как таковое, и склонность сердца — искусство. С одной стороны он никак не мог подобрать нужный материал для своего дома, такой материал чтобы он дополнял и конструкцию и эстетически и по прочности. Т.ё. Джек стремился к идеальному сочетанию науки и искусства, каким были средневековые готические соборы.

Что же Джек убивает? Он убивает банальное и бесполезное. В фильме жертвы не вызывают сочувствия даже несмотря на то, что убийства показаны исключительно реалистично. Но уже убив, Джек хочет дать новую осознанную фиксированную жизнь и смысл, которые не подвержены тлену. Само по себе такое застывание имеет ценность сугубо эстетическую, но в рамках проекта, как элемент целого, находящийся на своём месте, значение человека раскрывается в полной мере.

В конце фильма Ларс фон Триер показывает отрывки из своих предыдущих картин, и все вместе они составляют дом, который построил Ларс. Мы как зрители тоже являемся для него материалом, и увиденное должно изменить нас, заставить задуматься, вывести из хоровода повседневных дел. Увиденное на экране может вызвать боль и дискомфорт, но истинное искусство действует именно так, оно не испытывает жалости. Пусть же фильм будет понят в этом ключе, и воспринят не как апология насилия, а как парадоксальный путь спасения и обретения смысла.

Иван НИКИТИН

17.12.2018

Понравился материал - поддержите нас