Четыре состояния сознания

Категория: 
лабиринты сознания

В классической индуистской доктрине есть описание четырех состояния субъекта. Состояние яви, сна со сновидениями, сна без сновидений и турья (состояние глубокого молчания, отключения). Состояние турья похоже на смерть, но при этом тело не разлагается, оно отложено и функционирует.

Все четыре состояния связаны с отношением свидетельствующего Сознания с языком. Состояние яви (бодрствования) означает, что наше свидетельствующее Сознание (точка не совпадения ни с чем) находится в непосредственной коммуникации с кругом (полем), который описан языком нашей матрицы, нашей цивилизации. Цивилизационный язык является компромиссом и смешением языка, как Откровения и диктата Бытия, как внеязыковой реальности, которая подчиняет себе человека через социум. Цивилизационный язык — это компромисс между языком Адама, и, условно говоря, диктатом глины, или диктатом Великого Существа. В цивилизационном языке язык Адама (ас) искажён т. е. вся понятийная система извращена и приспособлена под цели и задачи матрицы, которая ориентирована на подавление свидетельствующего Сознания.

Наше Сознание коммуницируется с кругом (полем). Мы вступаем в контакт с понятийными образами, которые заложены в эту матрицу и благодаря этому вокруг нас живёт реальность, которую мы называем внешней (организованной).

Эта реальность делится на два плана. Ближний круг (поле), чувственные впечатления — это явь, но явь, которая является следующей ступенькой от нашей внешней оболочки кожи, тела. Коммуникация с чувственным соприкасающимся с нашим планом воспринимается потому, что у нас сразу задана коммуникация с дальним планом т.ё. с образами, концептами, системами, которые образуют общество. В нас вложена коммуникация с большой матрицей, и через это мы ориентируемся в ближней, т.ё. чувственных наших впечатлениях.

Человек засыпает, отключается, и он видит «сон со сновидениями». Это означает, что его свидетельствующее Сознание работает с контуром языка, который касается только его тела. Некая понятийно-образная тень, которая падает внутрь его. Тело, как некий внешний контур, это тоже внешне противостоящее Сознанию. Внешнее, как «тело», и внешнее, как «то, что окружает тело» — это различные вещи. Дальние категории, понятия из яви имеют свои инверсии, тени, которые отражаются внутри контура телесного.

Условно можно сказать, что понятийная система сидит в голове, а свидетельствующее Сознание — сидит в сердце. Для того, чтобы выйти на коммуникацию с внешним миром, луч из сердца поднимается вверх, проходит через голову и касается дальней зоны (социум, экономика, религия, философские понятия), потом, отражаясь оттуда, возвращается и четко характеризует то, что мы видим чувственным образом. Не чувственное идёт, как база к абстрактному, как у сенсуалистов, а наоборот. Человек устанавливает связь с абстрактным, а потом это абстрактное помогает человеку утвердить его в качестве реального, объективного и внешнего.

Луч идёт дальше: он идёт к нам, и когда мы во сне, этот луч коммуницирует между сердцем и головой. Он становится очень коротким. Та дуга (окружность), которую короткий луч описывает, сердце-голова — это зона сна, где мы имеем дело только с телесной проекцией языка, но дальше луч сокращается еще. Он уже не достает до головы, и он описывает небольшой круг вокруг сердца, когда уже нет никакой понятийной системы, с которой бы свидетельствующее Сознание вступало в контакт. Это ситуация, при которой, условно говоря, на зеркало наброшено покрывало, оно продолжает отражать обратную сторону покрывала. Это то, что можно назвать «сон без сновидений». И он является основным сном.

Четвертое состояние — «турья» — бывает очень редко (кома, летаргия, практики йогических состояний): это когда свидетельствующее Сознание фактически отворачивается от всего, чему оно противостоит, будучи точкой нетождества, и возвращается к собственной сущности, откуда оно спроецировано. Т.ё. к Невозможному. Это абсолютный уход во тьму. Но в отличии от смерти, с сохранением тела, как инструмента.

Тело является необходимым условием для отбрасывания солнечного зайчика на стену, который является фактором присутствия. Тело — это карманное зеркальце, в данном случае происходит прятанье карманного зеркальца в карман. Его можно вытащить, но не факт, что мы можем считать после вытащенного зеркальца, когда мы его второй раз вытаскиваем из кармана, что солнечный зайчик, который снова запрыгал по стене, является тем же самым солнечным зайчиком. Он как бы тот же самый, но в некотором тонком аспекте, он не тот же самый, потому что тут важна идентичность солнечного зайчика, его непрерывность. Это одна из оккультных тем. Люди, которые побывали в клинической смерти и вернулись, они уже особые существа, они не являются теми же самыми, они в некотором смысле являются клиентами тёмных сил.

Чем кома отличается от смерти? Клиническая смерть более глубокое состояние, оно допускает 3–5 минут без повреждения мозга, а в коме человек может лежать год и дольше, пока его не отключат. Это состояние эквивалентно в свидетельствующем смысле смерти, но разница только в том, что тело не разлагается, а вот когда смерть наступает реально, то это полное угасание для языка. После смерти язык исчезает.

Остаются такие состояния, как, например: боль в животе, нехватка дыхания, или тоска на сердце, которую вы не можете расшифровать. Это как музыкальное состояние, тоска, как музыкальное состояние. Но они как бы экзистенциальные т.ё. они не понятийные, не образные, не концептуальные, они не оформляются в форму как листочек, дерево, жук. Это экзистенциально сырые вещи, носящие характер того, что переживает глина. 

Допустим, вы греете глину, глина пучится, бурлит. Когда тело после смерти начинает разлагаться, оно проходит через различные стадии состояний, которые человеку доступны при жизни, только это негатив, это инверсия этих состояний. Это состояния не живого тела, они прокручиваются в обратную сторону. У этих состояний есть свидетель — Великое Существо, Сатана, потому что мёртвое тело является иконой Сатаны. Люди поклоняются Сатане, иконой которого является мёртвый человек здесь на земле. Почему тело мёртвого производит неизгладимое, сильное впечатление на живых? Потому что это тело, из которого изъят Святой Дух (Рухалла).

Та искра Адама (ас), которая была вложена Творцом, она непосредственно связана с языком. Язык и Святой Дух теснейшим образом коррелируют, потому что Святой Дух, как база свидетельствующего Сознания, отражается в языке, как в Откровении, которое открыл Бог Адаму (ас) и «научил именам», как сказано в Святом Коране.

Если это изымается из тела, то остается только фотоимпрессия, которую Великое Существо оставляет здесь, в зеркале этого мира, в глине. Это его проекция, микрокосм. Что подчеркивается изъятостью, изъятостью того, что делает человека именно человеком, как божественным творением. Человек является аналогом Великого Существа, и по его модели он сделан («образ и подобие»), но только изъятие искры свидетельствующего Сознания устанавливает прямую связь с Сатаной.

Гейдар Джемаль

17.02.2017

Понравился материал - поддержите нас